- Айдамир, Вы исполняете только этническую музыку?

- Безусловно, больше внимания я уделяю кавказской культуре. В основном,  это   композиции на  кабардинском и на моем родном темиргоевском наречиях.  С детства получаю колоссальное удовольствие от национальной музыки, так как уверен, что свой фольклор надо знать.

 Я более 15 лет проработал  в государственном  ансамбле песни и танца Адыгеи «Исламей».  Именно в этом коллективе  я вырос и превратился в профессионального певца. Можно сказать, что  в «Исламее» произошло мое  становление в профессиональном плане.  По сей день меня вдохновляет их творчество.

-  Как попали в ансамбль?

- Еще во время учебы в музыкальном училище я очень часто  посещал  их концерты. Уже в студенчестве родилась мечта попасть в  «Исламей». Их творчество всегда восхищало творчество  и захватывало.

В 1995 году я собрался с мыслями, так сказать, взял себя в руки и решился сходить на прослушивание. Я хорошо помню этот день.

Конечно, было страшно. Я вошел в зал. Там сидел и  художественный руководитель ансамбля. Он так строго спросил  «Что исполните?».  Я  робко поинтересовался, можно ли исполнить старинную песню «Сармахуэ».   В ответ я услышал, что это одна из его любимых композиций и немного расслабился.

Исполнив песню безошибочно, я очень воодушевился и  поверил в себя.

С тех пор этот выдающийся человек стал для меня вторым отцом, могу смело сказать, что именно он меня вырастил.

 Заслуженный артист России, народный артист КБР, Адыгеи,  КЧР, лауреат государственной премии Республики Адыгея, гениальный  композитор Аслан Нехай - именно тот человек,  который воспитал из меня профессионала.

Уже в 20 лет каждый день я приходил на работу как на праздник.

- Вы поддерживаете с ними связь?

- Конечно! В этом году ансамбль празднует 25- летие. Хочется поздравить своего отца и весь коллектив. Я их очень люблю и уважаю. В скором времени хотел бы организовать совместный проект. Надеюсь, все получится.

- Где вы сейчас выступаете?

- Недавно вернулся из Нового Уренгоя. Там кавказская аудитория: черкесы, ногайцы, дагестанцы, чеченцы, осетины.

 Для них я пою на русском языке, но ни в  коем случае не забываю своего родного языка.  Это наша культура, мы должны ей заниматься. Тем более, она интересна и представителям других национальностей.

  Однажды в Чечне один из зрителей спросил, почему  в концертную программу не вошли песни на родном языке. Я тут же обратился к звукорежиссеру  и исполнил песню «Шахъуэм и уэрэд». Слова народные, музыку к ним написал композитор Шабан Кубов, который уехал в Америку и прожил там всю свою жизнь.  Сегодня на концертах я делаю несколько блоков: национальный, на родном языке и русскоязычный.

- Часто ли выступаете в Москве?

 - К сожалению, очень редко.  В основном на землячествах.  Такие мероприятия очень нужны народу и его представителям,  в первую  очередь молодежи. Мы должны организовывать встречи.  Где бы мы ни находились, необходимо помнить о культуре и ценностях наших предков.

- А за рубежом вы выступаете?

- Я был 8 раз в Израиле.  Бываю в Иордании, Гемании.  Бывает, езжу в гости, на фестивали, концерты.  Приглашают в Израиль на свадьбу  в качестве гостя, навестить близких друзей.  Здорово, что израильские черкесы сохранили свою культуру и язык. То есть сегодня любой, кто говорит на любом из черкесских диалектов может навестить их, не владея английским языком. 

Мне жаль, что есть адыги, которые забыли свой язык. В этом, конечно,  виноваты родители. Такая ситуация,  к сожалению,  складывается среди турецких черкесов. Там родным языком владеет в основном взрослое поколение.

 - На каком  языке чаще разговариваете?

- Я говорю на разных наречиях:  кабардинское, бжедугское,  родное темиргоевское. Не знаю, как это так получилось, но  очень люблю кабардинский язык.  Моя супруга кабардинка, но диалект я полюбил еще в школе. Исторически наша семьи  родом из Кабардино-Балкарии, аула Исламей.

 


Беседовала Инна Джамбекова